Тромбоэмболия легочных артерий: диагностика, лечение и профилактика

А.И.Кириенко, А.А.Матюшенко, В.В.Андрияшкин, Д.А.Чуриков
Российский государственный медицинский университет, ГКБ №1 им Н.И.Пирогова, Москва

Тромбоэмболия легочных артерий (ТЭЛА) по праву считается одним из тяжелейших и катастрофически протекающих острых сосудистых заболеваний, сопровождающихся высокой летальностью. С легочной эмболией неизбежно сталкиваются представители как хирургических, так и терапевтических специальностей, поскольку она может возникнуть в самых различных клинических ситуациях.

По данным Американской медицинской ассоциации, ежегодно в Соединенных Штатах отмечается до 650 тыс. случаев ТЭЛА, 35/6 из которых заканчиваются смертью больного. Вместе с тем даже массивное эмболическое поражение легочных артерий прижизненно не диагностируется у 40-70% пациентов.Видимо, с этим связаны врачебные мифы, существование которых в наши дни не поддается рациональному объяснению. До сих пор бытует отношение к ТЭЛА как к фатальной неизбежности, предотвратить которую не представляется возможным. Полагают также, что она в большинстве случаев заканчивается молниеносной смертью больного.

Подобное отношение ставит врача в позицию стороннего наблюдателя, от которого мало что зависит.Вместе с тем опыт, которым располагают авторы (обследование и лечение более 3000 больных с ТЭЛА, 580 из которых проведена тромболитическая терапия, 80-эмболэктомия из легочных артерий), позволяет утверждать, что в настоящее время существуют реальные возможности предотвращения и лечения этого распространенного и опасного заболевания.

Этиология и патогенез

У подавляющего числа больных (более 90%) источником ТЭЛА является тромбоз в системе нижней полой вены (HIIB). Чаще всего он локализуется в глубоких венах нижних конечностей и магистральных венах таза. При бластоматозпом поражении почек возможен тромбоз почечных вен, распространяющийся на НПВ. Встречается и тромботическое поражение печеночных вен. Иногда к тромбоэмболии может приводить тромбоз правого предсердия, который развивается на фоне мерцательной аритмии и дилатационпой кардиомиопатии. Эмболизация легочного сосудистого русла возможна также при эндокардите трехстворчатого клапана и эндокардиальнй электрокардиостимуляции, осложненной тромбозом правых отделов сердца. Крайне редко легочной эмболией осложняется тромбоз в бассейне верхней полой вены.

Наибольшему риску развития венозного тромбоза и, соответственно, ТЭЛА подвержены больные с онкологическими заболеваниями, травматическими повреждениями, недостаточностью кровообращения, ожирением, вынужденные по различным причинам длительно соблюдать постельный режим. ТЭЛА является настоящим «бичом» послеоперационного и послеродового периодов, становясь доминирующей причиной смерти, особенно заметной па фоне снижения общей летальности, зависящей от инфекционных и других осложнений.

Какой тромбоз чаще осложняется эмболией? Обычно ТЭЛА возникает при флотирующих (плавающих) тромбах, которые свободно располагаются в просвете сосуда и имеют единственную точку фиксации в дистальном своем отделе. Потоком крови такой тромб легко может быть смыт и принесен в малый круг кровообращения. Окклюзивное тромботическое поражение, при котором тромбы плотно спаяны со стенкой вены на значительном протяжении, не сопровождается развитием эмболии. Принципиально, тромбоз любой локализации может обусловить тромбоэмболию, между тем источником массивной ТЭЛА, под которой понимают эмболическое поражение легочного ствола и/или главных легочных артерий, в 65% случаев является тромбоз илиокавального сегмента, в 35% — подколетю-бедренного.

Для легочной эмболии характерно двустороннее поражение за счет фрагментации тромбов, происходящей в правых отделах сердца. При этом даже полная эмболическая обструкция легочных артерий далеко не всегда приводит к формированию инфаркта легкого. В условиях кровоснабжения легкого из двух кругов кровообращения тромбоэмболия вызывает инфаркт легочной паренхимы только у 1 из 10 больных. Шунтирование артериальной крови из бронхиальных ветвей поддерживает кровоток в периферическом васкулярном русле, что препятствует распространению вторичного тромбоза и некрозу легочной ткани.

Основным гемодинамическим последствием ТЭЛА является развитие гипертензии малого круга кровообращения. Непосредственной причиной ее возникновения выступает увеличение сопротивления сосудистого русла легких, т.е. возрастание постнагрузки, которая препятствует полноценному опорожнению правого желудочка от крови во время систолы и «требует» от пего не свойственной ему в норме функциональной активности. У больных с неизмененным преэмболическим статусом кровообращения пороговым уровнем, превышение которого инициирует развитие легочной гипертензии, является окклюзия 50% легочной циркуляции. Дальнейшее увеличение распространенности эмболической обструкции ведет к повышению давления в легочном стволе и правых отделах сердца, снижению сердечного выброса и напряжения кислорода в артериальной крови.

Максимальная величина систолического давления в малом круге кровообращения в острой стадии ТЭЛА у пациентов без исходных нарушений со стороны сердечно-сосудистой системы никогда не превышает 70 мм рт. ст. Не гипертрофированный правый желудочек из-за ограниченных резервных возможностей не может обеспечить более выраженной гипертензии. Превышение этого уровня указывает на длительный характер эмболической окклюзии или наличие сопутствующей сердечно-легочной патологии.

Снижение легочного кровотока более чем на 75% представляет собой критический уровень эмболической обструкции, поскольку приводит к депрессии сердечной деятельности. Прогрессирующее падение сердечного выброса, несмотря на централизацию кровообращения, приводит к системной гипотепзии, шоку и асистолии.

Таким образом, механическая обструкция легочного артериального русла является ведущим фактором в ге-незе гемодинамических расстройств и развитии депрессии сердечной деятельности при ТЭЛА. Эта закономерность определяет тактику врача при массивной эмболии, наличие которой диктует необходимость проведения интенсивных мероприятий, направленных на дезобструкцию сосудистого русла легких.

Диагностика 

При обследовании больного с подозрением на ТЭЛА врач должен решить следующие задачи:

  1. Подтвердить наличие легочной эмболии, поскольку методы лечения этого заболевания достаточно агрессивны и не должны применяться без строгих объективных оснований.
  2. Оценить объем эмболического поражения легочного сосудистого русла и выраженность гемодинамических расстройств в малом и большом кругах кровообращения.
  3. Определить локализацию тромбоэмболов, особенно, если речь идет о возможном хирургическом вмешательстве.
  4. Установить источник эмболизации, что чрезвычайно важно для выбора метода предотвращения рецидива эмболии.

Клинические проявления ТЭЛА не специфичны, тем не менее, именно они позволяют заподозрить это заболевание и ориентировочно судить об объеме эмболического поражения.

Окклюзия крупных легочных артерий сопровождается признаками острой сердечно-легочной недостаточности. «Классический» синдром массивного поражения легочного русла включает в себя: внезапный коллапс, появление болей за грудиной, одышку, цианоз лица и верхней половины туловища, набухание и пульсацию шейных вен. Между тем гораздо чаще (в 60% случаев) при массивной эмболии наблюдается бледность кожных покровов, являющаяся следствием спазма периферических сосудов в ответ на внезапное снижение сердечного выброса. Помимо тахикардии и тахипноэ для тромбоэмболии главных легочных артерий характерен акцент II тона на легочной артерии, который начинает регистрироваться при систолическом давлении в малом круге выше 50 мм рт. ст.

А — Тромбоэмболия крупных ветвей легочной артерии. На фотографии виден массивный тромб в месте бифуркации общего ствола легочной артерии.

Б — Трмобоэмболия средних и мелких ветвей легочной артерии. На фотографии показан геморрагический инфаркт легкого характерной клиновидной формы.

В — Тромбоэмболичес-кая артериопатия. На фотографии изображен микропрепарат мелкой ветви легочной артерии. Виден эксцентричный фиброз интимы.

Рис. 1. Патогенез легочной тромбоэмболии. Тромбоз в системе НПВ приводит к эмболизации сосудистого русла легких. В зависимости от калибра эмболизированного сосуда возможно развитие трех синдромов.

А — тромбоэмболия крупных ветвей легочной артерии. Возможно развитие внезапной смерти или острого легочного сердца. Острое легочное сердце проявляется: внезапной одышкой, цианозом, правожелудочковой недостаточностью, артериальной гипотонией. В тяжелых случаях шоком и остановкой кровообращения.

Б — Тромбоэмболия долевых и сегментарных артерий может привести к развитию инфаркта легкого. Синдром инфаркта легкого включает: плевральные боли, одышку, редко кровохарканье. Чаще инфаркт легкого наблюдается при левожелудочковой недостаточности из-за низкого коллатерального кровотока по бронхиальным артериям.

В — Множественная тромбоэмболия мелких ветвей легочной артерии, чаще рецидивирующая, может привести к развитию хронической легочной гипертензии, морфологическим субстратом которой является тромботическая артериопатия мелких ветвей легочной артерии. Синдром хронической легочной гипертензии проявляется: одышкой, набуханием шейных вен, гепатомегалией, асцитом, отеком ног.

Эмболия периферических (долевых, сегментарных и субсегментарных) ветвей легочных артерий, как правило, проявляется легочно-плевральным синдромом, для которого характерны боли в грудной клетке, усиливающиеся при дыхании, сухие и влажные хрипы, кашель, плевральный выпот, гипертермия. Кровохарканье встречается не более чем в 30% случаев и гораздо специфичнее для туберкулеза или рака легкого. Следует особо подчеркнуть, что все эти симптомы появляются через несколько суток с момента эмболии, после развития инфарктной пневмонии. Если учесть, что инфаркт легкого возникают далеко не в каждом случае ТЭЛА, то становится объяснимой высокая частота субклинических, трудно диагностируемых форм заболевания.

Появление признаков острой сердечно-легочной недостаточности или инфарктной
пневмонии у пациентов с тромботическим поражением глубоких вен нижних
конечностей любой врач, не задумываясь, свяжет с ТЭЛА Проблема в том, что в
половине случаев в момент развития эмболии венозный тромбоз протекает
бессимптомно. Кроме того, симптоматика, похожая на ТЭЛА, может объясняться
наличием других заболеваний. Вот почему необходимо применение инструментальных
методов исследования. Наиболее доступными и широко распространенными из них
являются электрокардиография и обзорная рентгенография грудной клетки.

Электрокардиография в большинстве случаев помогает заподозрить
массивную ТЭЛА Возникновение признаков острого легочного сердца: синдром Me
Ginn-White (S1Q3 T3), смещение переходной зоны
(глубокий SV5-6 в сочетании с отрицательными TV1-4)
обусловлено повышением уровня давления в малом круге кровообращения свыше 50,0
мм рт. ст. Трудности трактовки ЭКГ-изменений возникают у пациентов пожилого
возраста с органическими поражениями коронарных артерий. Порой даже опытные
кардиологи остро возникшие ЭКГ-симптомы, обусловленные ТЭЛА, связывают с
проявлениями инфаркта задней стенки левого желудочка. Вместе с тем отсутствие
ЭКГ-проявлений не исключает наличие ТЭЛА.

Рис. 2. ЭКГ при ТЭЛА. Синдром Mc Ginn-White: S1Q3T3

Обзорная рентгенография грудной клетки позволяет исключить другую,
нежели эмболия, патологию легких, сходную с ней по симптоматике. Дилатация
правых отделов сердца с расширением путей венозного притока, высокое стояние
диафрагмы на стороне окклюзии и обеднение легочного сосудистого рисунка
указывают на массивный характер эмболического поражения. К сожалению, почти у
трети больных рентгенографические признаки эмболии вообще отсутствуют.
«Классическая» треугольная тень легочного инфаркта выявляется крайне редко
(менее 2%), гораздо чаще она обладает большим полиморфизмом.

Более информативны ультразвуковые и радионуклидные методы исследования.

Эхокардиография позволяет обнаружить возникновение острого легочного
сердца, исключить патологию клапанного аппарата и миокарда левого желудочка. С
ее помощью можно определить выраженность гипер-тензии малого круга
кровообращения, оценить структурное и функциональное состояние правого
желудочка, обнаружить тромбоэмболы в полостях сердца и в главных легочных
артериях, визуализировать открытое овальное окно, которое может влиять на
выраженность гемодинамических расстройств и являться причиной парадоксальной
эмболии. Вместе с тем отрицательный результат эхокардиографии ни в коей мере не
исключает диагноза легочной эмболии.

Ультразвуковое ангиосканирование вен нижних конечностей дает
возможность обнаружить источник эмболизации. При этом удается получить
исчерпывающую информацию о локализации, протяженности и характере тромботической
окклюзии, наличии или отсутствии угрозы повторной эмболии. Трудности возникают
при визуализации илиокавального сегмента, которой может препятствовать кишечный
газ.

Перфузионное сканирование легких, выполняемое после внутривенного
введения макросфер альбумина, меченных 997с, признается наиболее адекватным
методом скрининга ТЭЛА. При стабильном состоянии пациента именно этот метод
должен «идти впереди» остальных инструментальных исследований. Отсутствие
нарушений легочного кровотока на сцинтиграммах, выполненных как минимум в двух
проекциях (передней и задней) полностью исключает диагноз тромбоэмболии.

Вместе с тем наличие дефектов перфузии трактуется неоднозначно.
Высоковероятным критерием эмболии является сегментарное отсутствие кровотока в
легких, не сопровождающееся изменениями па обзорной рентгенограмме грудной
клетки. Если нет строгой сегмен-тарности и множественности перфузионных дефектов
на сцинтиграммах, диагноз ТЭЛА маловероятен (нарушения могут быть обусловлены
бактериальной пневмонией, ателектазом, опухолью, туберкулезом и другими
причинами), но не исключен, что требует ангиографи-ческой верификации.

Комплексное рентгеноконтрастное исследование, включающее зондирование правых
отделов сердца, ан-гиопульмонографию и ретроградную илиокавогра-фию, остается
«золотым стандартом» и позволяет однозначно решить все диагностические проблемы
при подозрении на ТЭЛА. Ангиография абсолютно показана во всех случаях, когда не
исключается массивное эмболическое поражение сосудов легких (в том числе при
сомнительных данных сканирования) и решается вопрос о выборе метода лечения.
Выполнять рентгеноконтрастное исследование, если позволяет состояние больного,
лучше на заключительном этапе диагностики, после тщательного анализа информации,
полученной с помощью неинвазивных методов. Если действия врача лимитированы во
времени ухудшающейся клинической и гемодинамической ситуацией, следует сразу же
прибегнуть к наиболее достоверной ангиографичес-кой диагностике. К сожалению,
выполнение экстренной ангиографии пока что возможно лишь в специализированных
центрах сосудистой хирургии.

Лечение

Целью лечения больного с ТЭЛА является предотвращение гибели пациента в
острой стадии заболевания и развития хронического легочного сердца в отдаленном
периоде. В задачи лечения входят: 1) нормализация ге-модинамики; 2)
восстановление проходимости легочных артерий; 3) предотвращение рецидива
заболевания.

Антикоагулянтная терапия

Тяжесть клинических проявлений ТЭЛА и ее прогноз непосредственно зависят от
объема эмболического поражения легочного сосудистого русла и выраженности
гемодинамических расстройств в малом и большом кругах кровообращения. При
небольшом объеме васку-лярной обструкции и незначительных нарушениях
ге-модинамики, т.е. большинству больных с эмболией долевых и сегментарных
ветвей, достаточно адекватной антикоагулянтной терапии. Антикоагулянты позволяют
предотвратить вторичное тромбообразование в легочном сосудистом русле и
прогрессировапие венозного тромбоза — источника эмболии. Малый круг
кровообращения обладает большими компенсаторными возможностями, велика
вероятность спонтанного лизиса небольших тромбоэмболов в результате активизации
собственных фибриполитических механизмов.

Целесообразно широкое использование низкомолекулярных гепаринов
(дальтепарин натрий, надропа-рин натрий, эиоксапарин натрий), которые в
сравнении с обычным нефракционированным гепарипом легче дозируются, реже дают
геморрагические осложнения, меньше влияют на функцию тромбоцитов. Они обладают
более продолжительным действием и высокой биодоступностью при подкожном
введении, поэтому пизкомолекулярные гепарины в лечебных целях вводят 2 раза в
сутки под кожу живота. Их использование не требует частого лабораторного
контроля состояния системы гемостаза.

Длительность гепаринотерапии 5-10 дней. Перед снижением дозы гепарина
назначают непрямые антикоагулянты, которые, после подбора адекватной дозы,
больной должен принимать не менее 6 мес для предотвращения рецидива
флеботромбоза и ТЭЛА.

Тромболитическая терапия

Использование тромболитиков при периферической локализации эмболической
окклюзии в большинстве случаев не оправдано по соотношению риск/польза. Величина
легочного артериального давления у них не приближается к опасному уровню,
благоприятный исход обычно не вызывает сомнений. В то же время риск
геморрагических и аллергических осложнений чрезвычайно велик, а стоимость
тромболитических препаратов достаточно высока.

При массивной ТЭЛА в большинстве клинических ситуаций тромболитическая
терапия показана. Она абсолютно необходима больным с тяжелыми нарушениями
перфузии легких, сопровождающихся значительной гипертензией в системе легочной
циркуляции (более 50 мм рт. ст.). Тромболитическая терапия оправдана и в тех
случаях, когда объем поражения сравнительно невелик, но легочная гипертензия
выражена. Такое несоответствие может быть обусловлено предшествующей
сердечно-легочной патологией и возрастными особенностями, что приводит к
ограничению адаптационных возможностей организма.

В клинической практике чаще всего используют препараты стрептокиназы
, несмотря на частое возникновение тяжелых аллергических реакций. Ее назначают в
дозе 100 000 ЕД в 1 ч. Продолжительность лечебного тромболизиса обычно
составляет 2-3 сут. Под влиянием стрептокиназы происходит достоверное ускорение
процесса восстановления легочного кровотока, что уменьшает время опасной
гемодинамической перегрузки правого желудочка. Вместе с тем в настоящее время
отсутствуют строгие доказательства снижения летальности у больных с массивной
ТЭЛА при проведении тромболитической терапии, хотя ряд наших наблюдений
свидетельствует о жизнеспасающем действии активаторов эндогенного фибринолиза.

Урокиназа лишена аптигенных свойств, но применяется нечасто из-за высокой
стоимости. Большие надежды клиницисты возлагали на использование тканевого
активатора плазминогена, полученного с помощью методов генной инженерии (алътеплаза).
Полагали, что эти препараты смогут лизировать тромбоэмболы даже с явлениями
организации без риска геморрагических осложнений, достаточно частых при терапии
стрептокиназой. К сожалению, ожидания в полной мере не оправдались. Указанным
препаратам свойственно достаточно узкое «терапевтическое окно». Рекомендуемые
дозы часто бывают недостаточно эффективны, но их увеличение чревато значительным
возрастанием числа геморрагических осложнений.

Современные тромболитические средства могут вводиться в общий кровоток как
через центральные, так и через периферические вены. При окклюзивных формах
поражения легочных артерий во время ангиогра-фического исследования
целесообразно предварительно провести туннелизацию и разрушение эмбола
специальным катетером, а препарат инъецировать непосредственно в толщу
тромбоэмбола.

Применение тромболитиков высокоэффективно (полный и частичный лизис
наблюдается у 90% больных), но небезопасно, так как приводит к выраженной
кровоточивости и чревато геморрагическими осложнениями. В связи с этим
проведение тромболизиса противопоказано в ближайшем послеоперационном,
послеродовом или посттравматическом периодах (первые 10 сут). После завершения
курса тромболитической терапии проводят лечение антикоагулянтами по обычной
схеме.

Хирургическое лечение

Прогрессирующее ухудшение состояния больных с массивной ТЭЛА может
потребовать экстренного хирургического вмешательства. Эмболэктомия показана
больным с тромбоэмболией легочного ствола или обеих главных его ветвей при
крайне тяжелой степени нарушения перфузии легких, сопровождающейся резко
выраженными гемодинамическими расстройствами. К таковым относят стойкую
системную гипотензию, ре-фрактерную к введению вазопрессоров, или уровень
систолического давления в правом желудочке выше 60 мм рт. ст. при высоких цифрах
конечного диастоличес-кого давления. В таких условиях у пациента очень мало
шансов выжить даже при проведении тромболитической терапии. Риск операции
оправдан в первую очередь у лиц молодого возраста.

В настоящее время используются три различные методики эмболэктомии из
легочных артерий. Эмболэктомия в условиях временной окклюзии полых вен не
требует сложного технического обеспечения, и ее может в случае экстренной
необходимости успешно выполнить опытный хирург общего профиля. Одним из наиболее
опасных этапов подобного вмешательства является вводный наркоз, когда может
наступить бради-кардия, гипотензия и асистолия. Усугубление гемодина-мических
расстройств связано с тем, что резко дилати-рованные правые отделы сердца
чрезвычайно чувствительны к значительным колебаниям внутриплеврально-го
давления, которые возникают во время искусственной вентиляции легких. Все
манипуляции по удалению эмболов после пережатия полых вен должны продолжаться не
более 3 мин, так как этот интервал является критическим для больных, операцию
которым проводят в условиях тяжелой исходной гипоксии. К сожалению, подобная
операция сопровождается очень высокой летальностью (до 90%).

Оптимальным является выполнение эмболэктомии в условиях искусственного кровообращения, используя чрезстернальный доступ. Вспомогательную веноарте-риальную перфузию следует начать на первом этапе оперативного вмешательства (до вводного наркоза!) путем канюляции бедренных сосудов. Искусственное кровообращение позволяет в значительной степени обезопасить проведение эмболэктомии у больных с тяжелейшими гемодинамическими расстройствами. Все же летальность после подобных вмешательств достигает 50%. Если помнить о том, что каждому второму из безнадежных больных удается сохранить жизнь, такой результат нельзя назвать неудовлетворительным. По относительным показаниям при одностороннем поражении возможно проведение хирургической дез-обструкции сосудистого русла из бокового торакотомного доступа, в условиях пережатия соответствующей легочной артерии.

Профилактика

Наиболее целесообразна первичная профилактика ТЭЛА, представляющая собой комплекс мер по предотвращению венозного тромбоза в системе НПВ. Неспецифические (физические) меры применимы у всех без исключения стационарных больных. Они заключаются в эластической компрессии нижних конечностей, сокращении продолжительности постельного режима, максимально ранней активизации пациентов. У лиц, вынужденных длительное время пребывать в постели, целесообразно использование простейших тренажеров, имитирующих ходьбу, лечебной гимнастики, а также прерывистой пневмокомпрессии нижних конечностей. Подобной профилактикой должны заниматься врачи всех специальностей.

Фармакологический подход к предотвращению венозного тромбоза подразумевает применение антикоагулянтов в тех ситуациях, когда развитие тромбоэмбо-лических осложнений наиболее вероятно. С этой целью оптимально использование низкомолекулярных гепа-ринов. Наш опыт показывает, что профилактическое применение эноксапарина натрия в дозе 40 мг 1 раз в сутки у больных с высоким риском послеоперационного венозного тромбоза в 2 раза эффективнее нефракционированного гепарина. Несмотря на большую стоимость этого препарата, с учетом расходов на лечение возникших тромбозов доказана экономическая эффективность клексана. Дополнительные затраты на лечение венозных тромбоэмболических осложнений составляют 5028 долларов США на 100 больных без фармакологической профилактики, 2328 — при использовании обычного гепарина и 1062 — эноксапарина натрия.

Вторичная профилактика ТЭЛА осуществляется при развившемся флеботромбозе или легочной эмболии. Она является неотъемлемым компонентом лечения ТЭЛА, так как часто больные погибают от рецидива заболевания. С этой целью назначают прямые антикоагулянты в лечебных дозах. Однако они лишь препятствуют распространению тромбоза и не в силах предотвратить отрыв уже сформировавшегося флотирующего тромба. В таких случаях приходиться прибегать к хирургическим способам профилактики ТЭЛА.

Оптимальным методом является непрямая трансвенозная имплантация кава-фильтров различной конструкции непосредственно ниже устьев почечных вен. В зависимости от клинической ситуации с этой же целью возможно выполнение пликации НПВ механическим швом, тромбэктомии, перевязки магистральных вен. Подобные операции при условии адекватной диагностики осуществимы в условиях общехирургических стационаров.

Широкое и повсеместное внедрение мер первичной профилактики венозных тромбозов представляется нам тем стратегическим направлением, движение по которому позволит помочь несоизмеримо большему числу пациентов, сделает легочную эмболию редким, контролируемым заболеванием, сохранит значительные материальные средства, жизнь и здоровье многих людей.

Оставить комментарий