Современные аспекты этиологии, патогенеза, клиники и фармакотерапии атопического дерматита

Н. Г. Короткий, доктор медицинских наук,
профессор,
А. А. Тихомиров, А. В. Таганов, М. В. Каражас

РГМУ

На сегодняшний день одним из наиболее распространенных хронически
рецидивирующих заболеваний кожи является атопический дерматит (АД). Наиболее
характерны для этого заболевания повышение чувствительности кожи к различным
раздражителям (аллергенам), нарушение проницаемости сосудистой стенки,
склонность к рецидивам, сочетание с другими атопическими, чаще респираторными
заболеваниями, а также наличие у близких родственников аналогичных болезней, что
подтверждает роль наследственности в развитии АД.

С момента появления термина «атопический дерматит» прошло уже почти 70 лет,
но и до сих пор по этому поводу не утихают споры. Только в 1994 г. Британской
группой специалистов были сформулированы минимальные диагностические критерии
АД, признанные как международные.

Международные диагностические критерии АД

Основные (обязательные) характеристики:

  • зуд,
  • типичная морфология и распространение,
  • сгибательная лихенификация (утолщение кожи),
  • поражение кожи лица и разгибательных поверхностей у детей грудного и
    младшего возраста,
  • хроническое рецидивирующее течение дерматита,
  • семейный анамнез по атопии (астма, аллергический риноконънюктивит,
    атопический дерматит).

Другие (дополнительные) характеристики, часто сочетающиеся с АД:

  • ксероз (сухая кожа),
  • ихтиоз (усиление ладонного рисунка кожи),
  • дерматит кистей и/или стоп,
  • хейлит,
  • экзема сосков,
  • чувствительность (восприимчивость) к кожным инфекциям (особенно к S.
    aureus, Н. simplex и другим вирусным инфекциям: бородавкам, контагиозному
    моллюску; дерматофитам),
  • эритродермия,
  • начало в раннем возрасте,
  • ослабленный клеточный иммунитет,
  • сопутствующий рецидивирующий конъюнктивит,
  • инфраорбитальная складка,
  • кератоконус,
  • передняя субкапсулярная катаракта,
  • повышенный уровень сывороточного IgE,
  • периферическая эозинофилия крови.

Для постановки диагноза АД необходимо иметь три обязательных и три
дополнительных диагностических признака. Однако, на наш взгляд, чтобы поставить
диагноз, необходимы следующие маркеры, наиболее часто встречающиеся в детской
дерматологической практике.

  1. Раннее начало болезни (практически с первых дней после рождения).
  2. Тяжелое, хронически рецидивирующее течение болезни (распространенность
    патологического процесса и короткие ремиссии).
  3. Отягощенный анамнез (у родственников есть атопические или аллергические
    заболевания).
  4. Генетически детерминированная гиперфункция IgE.
  5. Дефицит Т-супрессоров, ингибирующих синтез реагинов.
  6. Транзиторный или постоянный дефицит IgA слюны и IgA в крови.
  7. Эозинофилия крови.
  8. Понижение чувствительности b2-адренорецепторов.
  9. Нарушение ЖКТ (дисбиоциноз кишечника, хронический панкреатит,
    гастродуаденит, дискинезия желчевыводящих путей).
  10. Усиленная трансэпидермальная потеря воды, сниженная секреция сальных
    желез, приводящие к снижению барьерной функции кожи.
  11. Ослабление барьерной функции слизистой кишечника.
  12. Ваготоническая направленность вегетативной нервной системы, что вызывает
    быстрое расширение сосудов слизистых и кожи.

Клиническая постановка диагноза

Если на основании вышесказанного не удается поставить диагноз АД, то
необходимо провести дифференциальную диагностику со следующими заболеваниями:

  • чесотка,
  • себорейный дерматит,
  • аллергический контактный дерматит,
  • лимфома кожи,
  • нумулярная экзема,
  • дерматофиты,
  • ВИЧ-ассоциированные заболевания,
  • герпетиформный дерматит Дюринга,
  • семейный кератоз,
  • болезнь пересадки трансплантата,
  • гиперIgE-синдром,
  • дерматомиозит.

Поэтому для более ранней диагностики АД особое внимание необходимо уделять
собственно клинической картине данного заболевания.

Интенсивный зуд и кожная реактивность, ассоциированные со сниженным «порогом
зуда», являются ведущими признаками АД. Патологический кожный процесс может быть
нескольких видов. Острый процесс характеризуется эритематозно-папулезными или
эритематозно-везикулезными высыпаниями, множественными экскориациями и эрозиями
с серозным экссудатом; подострый процесс — эритемой, экскориациями и шелушением,
а хронический — утолщением кожи в очагах поражения (лихенификацией) и фиброзными
папулами. Причем нередко у пациентов с хроническим процессом можно наблюдать
одновременно все три вида кожных реакций.

Несмотря на то что АД может выявляться в любом возрасте, наиболее часто его
начало приходится на возраст от двух до шести месяцев. АД в грудном возрасте
характеризуется поражением кожи разгибательных поверхностей конечностей, лица,
туловища и шеи. Характерная локализация в области сгибательных поверхностей
локтевых и коленных суставов наблюдается у детей более старшего возраста и у
взрослых. Нередко к периоду полового созревания интенсивность заболевания
становится менее выраженной, а у взрослых и вовсе исчезает.

Для оценки степени тяжести кожного процесса и динамики течения заболевания
Европейским обществом дерматовенерологов в Женеве (1993) был разработан и
утвержден коэффициент Scorad. Этот коэффициент, объединяющий площадь поражения
кожи и степень выраженности объективных и субъективных симптомов, широко
используется практическими врачами как за рубежом, так и в нашей стране.

Патогенез

Генетические факторы предрасположенности. Несмотря на то что факт
семейной передачи атопического дерматита установлен, исследователи выявляют
разный в популяции и семьях уровень генетической предрасположенности, и этот
показатель варьирует от 14,5 до 78%. Все авторы сходятся лишь в одном: если в
семье оба родителя страдают атопическим дерматитом, то вероятность заболевания
ребенка составляет 60-70%. Когда же атопическим дерматитом страдает только один
из родителей, то риск развития заболевания остается, но снижается в два раза.
Однако механизм наследования атопического дерматита до настоящего времени еще
полностью не изучен, т. к. нет единого мнения о типе его наследования. Вероятнее
всего, это синдром, который является результатом множественных генных нарушений.

Иммунные и неиммунные механизмы формирования АД. Патогенез АД во
многом определяется механизмами неадекватной иммунной реактивности,
обусловленной развитием гиперчувствительности замедленного и немедленного типа
[1, 3, 9, 11, 14, 15, 16, 17].

Важным маркером атопии и атопического дерматита является генетически
детерминированный высокий уровень IgE, который обнаруживается приблизительно у
75-80% больных. Патогенная роль повышенного IgE при атопическом дерматите у
большинства авторов не вызывает сомнения [2, 16, 20, 23, 24]. Гиперпродукция IgE
может вызывать аутоиммунные явления, особенно в активной фазе болезни.

Многочисленные исследования выявили круг атопенов, провоцирующих
IgE-опосредованные реакции при атопическом дерматите [13, 18, 19]. Установлена
зависимость между степенью тяжести АД и уровнем общего IgE в крови. Считается,
что содержание общего IgE увеличивается при присоединении поражения слизистых
оболочек, и это отражает увеличение степени атопических изменений [21].

Таким образом, IgE-опосредованный иммунный механизм принимает участие в
развитии атопического дерматита.

Но воспалительные поражения кожи при АД могут развиваться без участия IgE,
тем более что, по данным литературы, приблизительно у 25% больных АД уровень IgE
не превышает нормального [12, 22]. Безусловно, важную роль играют нейропептиды и
лейкотриены, тучные клетки, эозинофилы, кератиноциты, нарушение барьерной
функции эпидермиса. Тучные клетки, выделяющие при дегрануляции серотонин, ПГЕ2,
гистамин, расположены вблизи окончаний чувствительных нервов в коже и
стимулируются не только Ил-4, но и нейропептидами, при этом прослеживается
возможность психического влияния на манифестацию АД. Эти факторы рассматриваются
как особо важные неспецифические механизмы в патогенезе АД [16].

Кроме того, необходимо подчеркнуть особо важную роль и других неспецифических
механизмов в развитии атопического дерматита, которые проявляются нарушением
вегетативной иннервации систем организма в виде повышения холинореактивности,
снижения b-адренореактивности и усиления a-адренореактивности; повышенной
способностью тучных клеток и базофилов освобождать медиаторы на такие стимулы,
на которые клетки неатопиков не отвечают освобождением медиаторов; усилением
активации калликреин-кининовой системы с увеличением содержания кининов в
сыворотке крови [4, 6, 7].

Следовательно, нельзя сводить патогенез атопического дерматита только к
нарушению иммунных механизмов. Они взаимосвязаны с неспецифическими механизмами.
Клетки иммунной системы имеют рецепторы для медиаторов нервной системы, которая
оказывает на них модулирующее действие. Поэтому нарушение вегетативной
иннервации может приводить к модификации иммунного ответа [5, 8].

Таким образом, в развитии атопического дерматита участвуют не только
специфические (иммунные), но и неспецифические (неиммунные) механизмы. Они
вместе и определяют своеобразие реакции кожи на действие причинных факторов,
выражающееся в особенностях иммунного ответа и гиперреактивности [10].

Следует, однако, признать, что патогенетически обоснованная концепция АД
отсутствует. Поэтому требуется продолжение дальнейшей работы и поиск наиболее
приемлемой классификации АД у детей, которая бы отражала не только разнообразные
клинические варианты течения, но и ведущие патогенетические звенья в развитии
этого заболевания. В свою очередь, на наш взгляд, от этого будет зависеть выбор
тактики лечения в каждом конкретном случае, а следовательно, и эффективность
терапии различных клинико-патогенетических вариантов атопического дерматита у
детей.

Поэтому мы провели исследования, которые впервые позволили нам выделить три
клинико-патогенетических варианта атопического дерматита у детей — истинный
аллергический (иммунологический), смешанный и псевдоаллергический, — а также
показать различия в механизмах их развития. Выделение трех
клинико-патогенетических вариантов атопического дерматита позволило нам
разработать и применить дифференцированную терапию для каждого из них, что
позволило значительно повысить клиническую эффективность лечения этих пациентов.

На формирование атопического процесса в коже значительное влияние оказывает
функциональное состояние органов ЖКТ, причем независимо от степени активности
дерматологического процесса. Так, при сборе анамнеза и клиническом обследовании
больных атопическим дерматитом Н. П. Торопова и О. А. Синявская (1993) почти в
90% случаев вынуждены были направлять их на консультацию к гастроэнтерологу, а
49% данных пациентов были госпитализированы для установления диагноза и лечения
в гастроэнтерологическом отделении.

Для больных АД раздражающими факторами, способствующими появлению зуда и
экскориаций, являются мыла, химические вещества, моющие средства, шерстяная
одежда, высокая и/или низкая температура, влажность и др. Одной из немаловажных
проблем при лечении АД является инфекция, особенно St. aureus, требующая
специфического лечения.

Иногда рецидив дерматита у больных с атопией провоцирует Herpes simplex,
который может быть неправильно диагностирован как стафилококковая пиодермия и
требует специфического лечения (ацикловир, панцикловир, валтрекс).

Грибковая инфекция, чаще вызванная трихофитоном, Pitysporum ovale или
липофильными дрожжами Candida albicans, также нередко осложняет течение АД.
Использование антифунгицидных средств у инфицированных пациентов позволяет
добиться улучшения в клинической картине заболевания.

Что касается перспективных направлений в изучении патогенеза и лечении АД, то
необходимо помнить, что это заболевание сопровождается прежде всего генетически
детерминированными иммунорегуляторными отклонениями, поэтому дальнейшее
исследование генеза АД может способствовать разработке новых фармакологических и
немедикаментозных методов его лечения.

Фармакотерапия атопического дерматита включает в себя как системную, так и
наружную терапию. Среди медикаментозных средств системного воздействия наиболее
часто применяют: антигистаминные и мембраностабилизирующие препараты системные
энзимы; витамины; препараты, содержащие ненасыщенные жирные кислоты;
иммуномодуляторы; антибиотики и др. Однако в медицинской практике из системных
лекарственных препаратов предпочтение отдается антигистаминным.

Антигистаминные препараты. Используются для подавления воспалительного
процесса в коже в период обострения атопического дерматита. Они ингибируют
развитие аллергической реакции и способствуют уменьшению ее клинических
проявлений, блокируя H1-рецепторы гистамина. Антигистаминные препараты — тавегил,
супрастин, пипольфен, диазолин (I поколения) легко проникают через
гематоэнцефалический барьер, оказывая тем самым седативное действие. Однако
блокируя другие типы рецепторов (М-холинорецепторы, SHT-рецепторы, α-рецепторы,
D-рецепторы), эти препараты могут вызвать подчас нежелательные холиноподобные,
кокаиноподобные и местноанестезирующие эффекты, что сокращает область их
применения. Принципиально новая группа антигистаминных препаратов II поколения,
появившаяся и широко используемая в последние годы, не имеет вышеперечисленных
нежелательных эффектов. Эти блокаторы H1-гистаминовых рецепторов последнего
поколения тормозят раннюю и позднюю фазы аллергической реакции и обладают
выраженным противоаллергическим, а также противовоспалительным действиями. Среди
этих препаратов ларотадин, терфенадин, астемизол, эбастин, цетиризин,
фексофенадин. Антигистаминные препараты II поколения обладают высоким сродством
к H1-рецепторам, не проникают через гематоэнцефалический барьер, не имеют
выраженного седативного эффекта, не обладают антихолинергическим действием,
быстро всасываются из желудочно-кишечного тракта, не вызывают тахифилаксии. В
последнее время появились данные о том, что частое применение различных средств
с седативным эффектом в детском возрасте ведет к повышенной наркологической и
алкогольной зависимости у взрослых. Безусловно, в случаях, когда наличие
седативного эффекта не обусловлено медицинскими показаниями, предпочтение надо
отдавать наиболее эффективным и безопасным препаратом нового поколения, например
кларитину (ларотадин).

Мембраностабилизирующие препараты. Из этой группы препаратов в терапии
атопического дерматита используется кетотифен (задитен, кетастма), являющийся
производным бензоциклогептатиофена. Он обладает антагонизмом по отношению к
H1-гистаминовым рецепторам, подавляет активацию тучных клеток, ингибирует
процесс выделения из тучных клеток и базофилов медиаторов аллергических реакций,
тормозит развитие аллергического воспаления и может выступать в качестве
блокаторов кальциевых каналов. Терапевтический эффект препарата начинает
проявляться через две-четыре недели от начала его приема. Препарат назначают из
расчета 0,05 мг/кг массы тела детям до 3 лет, старше 3 лет — 0,001 г два раза в
день. Длительность курсового лечения кетотифеном составляет от двух до четырех
месяцев.

В последнее время широко используется кромогликат натрия (налкром), который
способен предупреждать развитие ранней фазы аллергического ответа посредством
блокирования высвобождения биологически активных веществ из тучных клеток и
базофилов. Налкром назначается в острый и подострый период течения атопического
дерматита в комбинации с антигистаминными препаратами (кларитин и зиртек). Детям
от 1 года до 3 лет в дозе 100 мг (одна капсула) три раза в день за 30 минут до
приема пищи; от 4 до 6 лет — по 100 мг четыре раза в день; от 7 до 14 лет — по
две капсулы четыре раза в день. Продолжительность курсового лечения составляет в
среднем от 2 до 6 месяцев.

Использование мембраностабилизирующих препаратов (кетотифен, кромогликат
натрия) в сочетании с антигистаминными препаратами последнего поколения (кларитин
и зиртек) при атопическом дерматите позволяет достигнуть стойкой ремиссии
заболевания и предупреждает развитие дальнейших рецидивов.

Витаминотерапия. Целесообразно назначение витаминов В5 и В6. Витамин
В5 (кальция пантотенат) назначают детям в подострый период заболевания в
зависимости от возраста по 0,05-0,1 г два раза в день в течение одного месяца.
Витамин В6 (пиридоксин или пиридоксаль фосфат) назначают детям до 3 лет по 50
мг, старше 3 лет — по 100 мг в день в два приема в течение 4 недель. Данные
витамины способствуют более быстрому уменьшению воспалительных изменений на
коже, улучшению общего состояния, функционального состояния коры надпочечников и
печени. Перспективным является применение провитаминов, к числу которых
относится b-каротин, повышающий устойчивость мембран лизосом и митохондрий к
действию метаболитов токсических веществ, а также регулирующий перекисное
окисление липидов и стимулирующий иммунную систему.

Системная энзимотерапия. Назначение энзимных препаратов в острый и
подострый периоды атопического дерматита улучшает процессы расщепления
аллергенных субстанций пищи, а также коррегирует функциональные нарушения
желудочно-кишечного тракта и дисбактериоз кишечника.

С этой целью используются такие препараты, как фестал, дигестал, мезим-форте,
панкреатин, панзинорм, энзистал, креон, панцитрат, хилак-форте, вобензим и др.
Длительность курсового лечения данными препаратами составляет в среднем две
недели. Эти лекарственные средства следует назначать индивидуально с учетом
выявленных нарушений со стороны пищеварительного тракта. Выявленный дисбактериоз
кишечника у детей является показанием для целенаправленного использования
пробиотиков с целью заселения кишечника нормальной кишечной микрофлорой (бифидумбактерин,
лактобактерин, колибактерин, ацилакт, бификол и др.).

Иммуномодулирующая терапия. Отмечен положительный эффект при
использовании в комплексной терапии препаратов тимуса (тималин, тактивин,
тимоген), синтетических иммуномодуляторов (левамизол, нуклеинат натрия,
диуцифион), иммуноглобулинов крови (противоаллергический иммуноглобулин,
сандоглобулин), миелопептидов (миелопид), стимуляторов функции
моноцитов/макрофагов (ликопид), а также α- и γ-интерферонов. В последнее время
появились сообщения об эффективном использовании циклоспорина А (сандиммун,
неорал) при тяжело протекающих и резистентных к традиционному лечению формах
атопического дерматита.

Антиоксиданты. Нередко у больных атопическим дерматитом наблюдаются
явления эндотоксикоза, одним из методов коррекции которого является назначение
антиоксидантов и препаратов, нормализующих ферментную систему печени. Снижение
антиоксидантной активности плазмы крови у больных атопическим дерматитом
является показанием для назначения таких препаратов, как тиосульфата натрия,
димефосфона, витамина Е.

Препараты, содержащие ненасыщенные жирные кислоты. При дефиците
некоторых ненасыщенных жирных кислот (линоленовая, линолевая, олеиновая и др.) у
детей с атопическим дерматитом отмечен положительный эффект при использовании
эссенциале-форте и полиена.

Системные кортикостероиды (внутрь и парентерально) у детей с атопическим
дерматитом используются крайне редко. Для их назначения необходимы особые
показания (тяжелые, торпиднопротекающие, резистентные к традиционной терапии
формы атопического дерматита).

Антибактериальная терапия при атопическом дерматите применяется при
присоединении вторичной инфекции. Наиболее эффективны в данном случае такие
антибиотики, как эритромицин и новые макролиды (азитромицин, кларитромицин).
Если же возбудитель устойчив к ним, то можно использовать
пенициллиназа-резистентные пенициллины (диклоксациллин, оксациллин, аугментин и
т. д.) или цефалоспорины I поколения.

Местная терапия является важной составляющей комплексного лечения детей с
атопическим дерматитом.

Местная терапия направлена на купирование проявлений кожной аллергии,
устранение зуда, восстановление поврежденного эпителия и улучшение барьерных
функций кожи, а также лечение вторичной инфекции.

Однако в последнее время все чаще выявляются случаи тяжелого течения
атопического дерматита, резистентного к традиционной наружной терапии.

В этой связи назначение топических стероидов в ряде случаев нужно признать
необходимым.

Топические ГКС действуют на раннюю и позднюю фазы аллергической реакции и
обладают мощным противовоспалительным и мембраностабилизирующим эффектами.

Поэтому выбор адекватного кортикостероидного средства, учитывая
всевозрастающее поступление на фармацевтический рынок новых лекарственных
препаратов, — довольно сложная задача для практического врача. Усложняется она
тем, что существует закономерность параллельного повышения терапевтического
эффекта глюкокортикоидного препарата и его побочного действия. Такие
фторсодержащие ГКС, как синалар, синофлан, фторокорт, флуцинар, лоринден,
целестодерм, обладая мощным локальным действием и длительно задерживаясь в коже,
часто становятся причиной местных побочных эффектов, вплоть до атрофии кожи.

Эти обстоятельства диктуют необходимость разработки и внедрения новых,
безопасных, высокоэффективных топических ГКС, обладающих сильным
противовоспалительным действием, низкой системной биодоступностью,
характеризующихся быстрым началом действия и минимальными местными побочными
эффектами.

На сегодня предпочтение отдается наиболее безопасным и изученным топическим
стероидам, обладающим высокой эффективностью и минимальными побочными эффектами.

К ним относятся новые топические глюкокортикостероиды III класса (сильные),
согласно Европейской классификации (Miller & Munro), такие как элоком (мометазона
фуроат) и адвантан (метилпреднизолона ацепонат). Препараты разрешены для
применения с раннего возраста: адвантан с 6 месяцев, элоком с 2 лет. Каждый из
препаратов имеет характерные отличия от препаратов «старого» поколения.

Даже при использовании наиболее безопасных топических стероидов следует
соблюдать основные правила их применения. Для предупреждения повреждений коры
надпочечников у детей необходимо применять современные ГКС в утренние часы, один
раз в сутки, короткими курсами не более 10-14 дней на поверхности кожи, не
превышающей 20% общей площади, при этом не использовать окклюзионные повязки,
особенно у маленьких детей.

После купирования острых воспалительных кожных проявлений назначаются
препараты, устраняющие сухость, шелушение и кожный зуд (фенистил-гель,
гепариновая мазь, актовегин, солкосерил, дропален и др.).

Следует использовать мыла с минимальной обезжиривающей активностью и
нейтральным pH. Новую одежду следует стирать с целью уменьшения содержания
формальдегида и других химических добавок фабричного производства. Следует также
избегать перегрева, влажности и потения.

Из физиотерапевтических методов воздействия наиболее эффективными являются
лазеротерапия, переменное магнитное поле, солевые и масляные ванны, УФО,
PUVA-терапия, интервальная гипоксическая терапия, ультрафонофорез, КВЧ-терапия.

В стадии ремиссии показано санаторно-курортное лечение.

Для выработки стратегии, необходимой для каждого конкретного больного,
страдающего АД, важная роль отводится сотрудничеству между пациентом (или
родителями пациента) и аллергологом, педиатром и дерматологом.

Таким образом, комплексное лечение атопического дерматита с использованием
широкого спектра современных фармацевтических средств позволяет значительно
повысить эффективность проводимого лечения, добиваться пролонгирования
клинической ремиссии и осуществлять контроль за течением заболевания.

Литература

1. Балаболкин И. И. Особенности иммунного ответа у детей с аллергическими
заболеваниями и их иммунокорригирующая терапия // Педиатрия. 1994. № 5. С.
62-66.
2. Балаболкин И. И. Современная концепция патогенеза и терапии атопического
дерматита у детей // Современные проблемы аллергологии, клин. иммунол. и
иммуно-дерматологии: Сб. трудов 2-го нац. конгресса РААКИ. Москва, 21-24 сент.
1998, С. 113—119.
3. Вазир Шах Мухамед. Атопический дерматит у детей. Совершенствование
патогенетического лечения на основании комплексного изучения показателей
иммунитета: Автореф. дис. канд. … мед. наук. М., 1995. 16 с.
4. Глухенький Б. Т., Грандо С. А. Применение ингибитора протеаз у больных с
различными клинико-морфологическими формами атопического дерматита // Вестн.
дерматол. 1985. № 1. С. 53 — 56.
5. Гомберг М. А., Соловьев А. М., Аковбян В. А. Атопический дерматит (обзор
литературы) // Рус. мед. журн., 1998. № 20. С. 1328 — 1335.
6. Гребенников В. А., Еремина С. А., Терехов Е. М. Сравнительная эффективность
современных патогенетических методов лечения нейродермита // Вестн. дерматол.
1989. № 5. С. 35 — 39.
7. Гребенников В. А., Зотова В. А., Симолокова Л. В., Энтэль М. Б. Характерные
типы иммуноллогических нарушений при атопическом дерматите у детей на основе
кластерного анализа // Вестн. дерматол. 1992. № 1. С. 23 — 25.
8. Исаев Д. Н., Калашников В. С. Пароксизмальные нервно-психические расстройства
у детей, страдающих нейродермитом, и их лечение // Психосоматические и
соматические расстройства у детей: Сб. науч. трудов. Ленинград. педиатр. мед.
ин-т. Л., 1989. С. 1—16.
9. Короткий Н. Г., Смирнова Н. С. Современное состояние и перспективы развития
терапии атопического дерматита у детей // Материалы науч.-практ. конф. М., 1996.
С. 98—101.
10. Короткий Н. Г., Тихомиров А. А. К вопросу о выявлении различных
клинико-патогенетических вариантов атопического дерматита у детей //
Международный симпозиум «Новое в патогенезе и лечении хронических заболеваний
кожи и слизистых оболочек». М., 1998. С. 47—48.
11. Кунгуров Н. В. Иммунологические аспекты атопического дерматита // Вестн.
дерматол. 1999. № 3. С. 14—17.
12. Либерман Ф., Кроуфорд Л. Лечение больных аллергией. М.: Медицина. 1986. 392
с.
13. Сергеев Ю. В., Зимин Ю. И., Резников Ю. П. Атопический дерматит. Особенности
клинического течения и состояния иммунного статуса в зависимости от исходного
уровня IgE, сыворотки // Вестн. дерматол. 1989. № 3. С. 8—12.
14. Смирнова Г. И. Аллергодерматозы у детей. М., 1998. 300 с.
15. Суворова К. Н., Антоньев А. А., Довжанский С. И. Атопический дерматит.
Изд-во Сарат. ун-та. 1989. С. 141—152.
16. Суворова К. Н. Атопический дерматит: иммунопатогенез и стратегия
иммунотерапии // РМЖ. 1998. № 6. С. 363 — 367.
17. Торопова Н. П., Синявская О. А. Экзема и нейродермит у детей. Екатеринбург.
1993. 446 с.
18. Aylett S. E. Atherton D. F., Preece M. A. The treatment of difficultatopic
dermatitis in chilhood with oral beclomethasone disprorionate // Acta Derm.
Venerol. Suppl. (Stockh.). 1992. Vol. 176. P. 123 — 125.
19. Bos J. D., Sillevis Smitt J. H. Atopic dermatitis // YEADV. 1996. Vol. 7. P.
101 — 114.
20. Hanifin Y., Chan S. C. Diagnosis and treatment of atopic dermatitis //
Dermatological Therapy. 1996. Vol. 1. P. 9 — 18.
21. Kuczynska Z., Stasiak-Barmuta A., Rzepecks E., et al. Determination of total
and specific IgE to antigens from fod allergens in children with atopic
dermatitis using fluorometric method of JM diagnostic Systems // Pneumol.
Allergol. 1992. Vol. 60. Supl. 1. P. 25.
22. Merrett G., Barnetson R., Burr M. L., Merrett T. G. Total and specific IgG4-
antibodi levels in atopic eczema // Clin. Immunol. 1984. Vol. 56(3). Р. 645 — 65

Статья опубликована в журнале

Лечащий Врач

Оставить комментарий