Опыт применения ПНЖК ω-3 у детей с атопическим дерматитом

А. Н. Пампура, кандидат медицинских наук
Н. Н. Погомий, кандидат медицинских наук
А. А. Чебуркин, кандидат медицинских наук
О. Б. Святкина, доктор медицинских наук, профессор
В. А. Исаев, доктор биологических наук, профессор

Московский НИИ педиатрии и детской хирургии МЗ РФ,
Институт высокоактивных продуктов, Москва

Воздействие на развитие аллергического воспаления с целью его блокирования
является перспективным направлением в терапии аллергических заболеваний. В
частности, противовоспалительным действием обладают ω-3 полиненасыщенные
докозагексаеновая и эйкозапентаеновая жирные кислоты (ПНЖК).

Механизм действия ω-3 ПНЖК, как показали многочисленные исследования,
вероятно, связан с их включением в клеточные мембраны. При этом степень
внедрения ω-3 и ω-6 ПНЖК в клеточные мембраны соответствует их содержанию в
пище. Изменение состава ПНЖК в клеточной мембране влияет на чувствительность
клеток к действию гормонов, IgE, цитокинов, модулирует текучесть липидов в
мембране, оказывает воздействие на активность ферментов, транспортных молекул,
погруженных в мембраны. ПНЖК являются предшественниками эйкозаноидов, том числе
лейкотриенов (ЛТ) и простагландинов, которые во многом и определяют развитие
аллергического воспаления.

В определенной степени противовоспалительная активность ω-3 ПНЖК связана со
снижением образования противовоспалительных медиаторов (интерлейкина-1 и
ω-фактор некроза опухоли) мононуклеарами. Особого внимания заслуживает
способность ω-3 ПНЖК блокировать синтез фактора активации тромбоцитов (ФАТ),
являющегося универсальным промотором как аллергического, так и бактериального
воспаления.

Вместе с тем эффективность препаратов, содержащих ω-3 ПНЖК у больных с
атопическим дерматитом, представляется недостаточно изученной.

Цель исследования: разработать дифференцированные показания к применению
пищевых добавок, содержащих ω-3 ПНЖК у детей с атопическим дерматитом. В
соответствии с данной целью были поставлены следующие задачи.

1. Установить клиническую эффективность эйконола в терапии детей с
атопическим дерматитом.

2. Определить влияние курса терапии эйконолом на способность лейкоцитов
периферической крови к высвобождению лейкотриенов.

3. Установить эффективность эйконола у детей с атопическим
гастроинтестинодермальным синдромом.

4. Определить побочные эффекты и безопасность применения специфической
иммунотерапии.

В исследование было включено 46 детей, страдающих атопическим дерматитом, в
возрасте от 5 до 15 лет. Пациенты были распределены на две группы. Первую группу
составили 46 человек, которые получали терапию пищевой добавкой эйконол. У 12
детей, наряду с IgE-зависимыми механизмами, имелись псевдоаллергические реакции.
25 больных имели сочетание атопического дерматита с атопическим поражением
желудочно-кишечного тракта, причем в 10 случаях выявлялся и
геликобактер-ассоциированный гастрит. Эйконол назначали в дозе 1 г четыре раза в
день в течение четырех недель.

Вторую группу (группа сравнения) составили 27 детей, получавших
симптоматическую (антигистаминные препараты, иммуноглобулин
противоаллергический, гистаглобулин) терапию.

Интенсивность и характер наружной терапии у детей первой и второй групп
существенно не отличались.

Всем пациентам было проведено клинико-лабораторное обследование, включавшее
проведение кожных скарифиционных проб с бытовыми, пищевыми, пыльцевыми и
эпидермальными аллергенами; определение специфических IgE к различным аллергенам
производилось методом RAST. Выявление пищевой аллергии подтверждалось
положительными провокационными пробами.

Спектр лейкотриенов, высвобождаемых лейкоцитами периферической крови под
действием фактора активации тромбоцитов, определялся методом высокоэффективной
жидкостной хроматографии.

Эйконол в качестве пищевой добавки вводили в дозе 1 г четыре раза в день в
течение четырех недель.

Результаты

Положительный клинический эффект от применения эйконола у детей с сочетанным
атопическим дерматитом наблюдался через три-четыре недели после начала терапии.
В первую очередь необходимо отметить уменьшение зуда, инфильтрации, гиперемии и
шелушения кожи. Кожные покровы становились менее грубыми, в частности у больных
с выраженными лихенификациями и диффузным нейродермитом. Улучшение клинического
состояния детей после трех-четырех недель терапии сопровождалось достоверным
уменьшением лейкотриенов В4, С4, Е4.

Следует учесть, что 20% (7/35) детей, прошедших госпитализацию и месячную
терапию эйконолом, все же обратились по поводу обострения атопического дерматита
после трехмесячного пребывания в домашних условиях. В группе сравнения данный
показатель составил 33% (9/27). Этот факт позволяет говорить о снижении
интенсивности и частоты обострений у детей с сенсибилизацией к бытовым
аллергенам в повседневной жизни и о целесообразности назначения профилактических
доз эйконола в объеме 1-2 г в день.

Прием эйконола оказал положительное влияние и на ребаунд-эффект, возникающий
после отмены наружной терапии глюкокортикоидами. Он выявлялся только у двух
больных из первой группы, причем интенсивность симптомов была умеренной.

В то же время во второй группе эффект отдачи был зафиксирован у 25,9% (7/27)
детей.

При анализе результативности терапии эйконолом у детей с атопическим
дерматитом особое внимание было уделено больным, имевшим также сочетанное
атопическое поражение желудочно-кишечного тракта. У всех больных с атопическим
гастроинтестинодермальным синдромом (n=25), получавших монотерапию эйконолом,
наблюдался отчетливый положительный клинический эффект, заключавшийся в
исчезновении абдоминальных болей, болезненности при пальпации в эпигастральной
области, а также, снижении воспалительных проявлений со стороны кожных покровов.

Представляет интерес исследование влияния эйконола на детей (n=10), у которых
течение атопического гастроинтестинодермального синдрома сопровождалось
геликобактер-ассоциированным гастритом. Это сочетание является довольно частым и
наблюдается у 30% детей в возрасте 5-14 лет с атопическим
гастроинтестинодермальным синдромом. Выявленный до терапии эйконолом высокий
уровень высвобождения ЛТВ4 из лейкоцитов детей данной группы был достоверно
снижен после курса комплексной терапии с использованием ω-3 ПНЖК. Клинический
эффект проводимого лечения заключался в удлинении срока ремиссии абдоминального
синдрома.

Необходимо подчеркнуть, что у 12 детей с атопическим дерматитом отмечались
как атопические, так и псевдоаллергические реакции. Ранее в наших исследованиях
было установлено, что у детей с сочетанием атопических и псевдоаллергических
реакций лейкоциты периферической крови под действием ФАТ in vitro высвобождают
значительное количество ЛТВ4. Известно, что ЛТВ4 обладает мощным хемотаксическим
и хемокинетическим действием на нейтрофилы, усиливает адгезивные свойства
эндотелиальных клеток. Лечение детей данной группы эйконолом (ω-3 ПНЖК) не
только приводило к уменьшению выраженности воспаления кожи (гиперемия, отек,
лихенификации) и желудочно-кишечного тракта, но и сопровождалось у большинства
больных улучшением настроения, повышением активности, уменьшением тревожности и
подавленности.

Таким образом, учитывая патогенетическую значимость и данные о клинической
эффективности ω-3 ПНЖК, можно рекомендовать использование эйконола у детей с
атопическим дерматитом, имеющих:

  • диффузную форму;
  • очаги выраженной лихенификации;
  • сочетание псевдоаллергических и атопических механизмов;
  • рецидивирующее вторичное инфицирование кожных покровов;
  • сочетание атопического гастроинтестинодермального синдрома и
    геликобактер-ассоциированного гастрита.

Статья опубликована в журнале

Лечащий Врач

Оставить комментарий