Терапия гранулоцитарным-колониестимулирующим фактором («граноцитом») при неонатальном сепсисе


Иванов Д.О., Шабалов Н.П., Чистякова В.Ю.
Педиатрическая медицинская Академия, Санкт-Петербург, Россия

Как известно, новорожденные характеризуются низким резервом пула
гранулоцитов, что является одним из факторов, способствующих генерализованному
течению инфекции. В последнее десятилетие в клинической практике нашли
применение колониестимулирующие факторы (КСФ). Гранулоцитарный КСФ («граноцит»)
хорошо зарекомендовал себя в терапии нейтропении у детей старше 2-х лет.
Нейтропения, по нашим наблюдениям, характерна для гипоэргического варианта
сепсиса. В разгар процесса она выявлена у 38,4-41,4% детей с вариантом А.
Установлено, что «граноцит» обладает спектром эффектов: стимулирует пролиферацию
поздних предшественников гранулоцитов и выход их из костного мозга, усиливает
продукцию супероксидных радикалов (то есть бактерицидность фагоцитов),
способствует выходу арахидоновой кислоты из мембраны нейтрофилов. Эффекты
колониестимулирующих факторов, в частности «граноцита», у новорожденных детей,
как у нас в стране, так и за рубежом изучены недостаточно. Исходя из этого, была
сформулирована цель данного исследования.

Цель: оценка эффективности препарата «Граноцит» (рекомбинантный
колониестимулирующий гранулоцитарный фактор) у новорожденных детей с
нейтропенией при сепсисе.

Методы: обследовано 14 новорожденных с различными сроками гестации,
заболевшими сепсисом. Среди новорожденных – 7 человек (условно названные, как
А-группа) имели срок гестации более 32-х недель и –7 человек (условно названные,
как Б-группа) – менее 32-х недель гестации. До назначения препарата у всех детей
имело место прогрессирующее снижение общего количества лейкоцитов за счет
гранулоцитов, а также лимфопения (у 60%), тромбоцитопения. Детям вводилась одна
доза препарата (5мкг/кг) внутривенно в 3 приема (для группы А) и в 5 приемов
(для группы Б). Среди пролеченных новорожденных, четверо детей были оперированы
(3 — в связи с пороком развития желудочно-кишечного тракта, 1 — в связи с
язвенно-некротическим энтероколитом). Оценивалась динамика клинико-лабораторных
показателей в течение 1 месяца от момента введения граноцита.

Результаты: Эффект «граноцита» отмечен уже через сутки после назначения
препарата, что мы связываем с поступлением гранулоцитарного резерва из костного
мозга. На 3-4 сутки количество нейтрофилов при в группе А увеличилось в среднем
на 6,5х109, в группе Б — на 5,0х109..

В обеих группах максимальный прирост нейтрофилов наблюдался на 6-8 сутки, что
мы связываем со стимуляцией пролиферации клеток-предшественников. Он составил в
группе А 8,8-9,5х109, а в группе Б — 5,0-5,8х109.
Одновременно у всех детей имел место выраженный регенеративный сдвиг до
миелоцитов. У одного ребенка абсолютное содержание нейтрофилов не увеличилось,
но в периферической крови появились молодые формы нейтрофилов, что, мы объясняем
выбросом костномозгового пула клеток без пролиферации. Индекс ядерного сдвига в
группе А составил 0,45-0,6, в группе Б — 0,56-0,93.

С 8-12 дня наблюдался также подъем эозинофилов, количество тромбоцитов
достигло нормы, увеличения количества базофилов не отмечено, лимфопения
сохранялась.

У 83% детей в ближайшие 2 недели после назначения «граноцита» наблюдалось
улучшение клинического состояния, уменьшение степени дыхательной и
сердечно-сосудистой недостаточности, что позволило снять детей с ИВЛ. Однако у
3-х детей после временного улучшения инфекционный процесс снова прогрессировал.

У 10-ти летней девочки с ожоговой болезнью применение 1 дозы «граноцита»
привело к повышению числа лейкоцитов до 27,0х109, а нейтрофилов до
22,8х109. Индекс сдвига составил 3,0. Несмотря на, такую динамику
картины крови, пневмония приняла затяжное течение, то есть, клинический эффект «Граноцита»
отсутствовал.

Выводы: Применение 1 дозы «Граноцита» при инфекционном процессе у
большинства детей с нейтропенией приводит к стимуляции нейтропоэза и
клиническому улучшению.

У недоношенных (менее 32-х недель гестации) более выражен ядерный сдвиг, чем
пролиферативный эффект.

У 21,4% детей на фоне изменения клинического анализа крови, положительная
динамика клиники отсутствовала.

Оставить комментарий